ЮЗАО г. Москвы

Новости ЮЗАО Справочник организаций ЮЗАО Фотографии ЮЗАО и районов округа История ЮЗАО - памятники, усадьбы и прочая подобная информация Культурное наследие ЮЗАО Экологический форум ЮЗАО Форум жителей ЮЗАО Книги, статьи, очерки и прочая литература о Юго-Западном округе и его районах

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 303 ]  На страницу Пред.  1 ... 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 ... 21  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 26 фев 2012, 14:14 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Михаил Коробко


ЦЕРКОВЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ В УЗКОМ


Некоторым шедеврам архитектуры везет на исследователей, а на большинство никто не обращает внимание. К их числу принадлежит самая ранняя и самая яркая постройка Узкого – церковь Казанской иконы Божьей матери – одно из интереснейших произведений нарышкинского стиля в Москве и Подмосковье, единственная примета стрешневского периода истории усадьбы и доминанта усадебного комплекса. Об этом памятнике существует много небылиц, кочующих по путеводителям и сайтам в Интернете, которые пересказывают ошибочные гипотезы столетней давности, разбавляя их буйными фантазиями современных авторов. Подлинная история этого храма ничуть не менее интересна и удивительна.

Изображение


История строительства


Огромный кирпичный белый пятиглавый храм конца XVII в., купола которого видны от находящихся в полутора километрах от него Небесных ворот, расположен в центре усадьбы и торжественно парит над ней, подчиняя себе все усадебные постройки. От Профсоюзной улицы к ней ведет полуторакилометровая лиственничная аллея.
Эта церковь в Узком – третья по счету. Предыдущие две, так же сооруженные при Стрешневых, находились на этом же участке, но занимали другую его часть или части.
Самый ранний храм в Узком: «деревянную клецки» церковь Казанской иконы Божьей матери с приделом Николая Чудотворца выстроил боярин Максим Федорович Стрешнев между 1629 и 1641 гг. При его сыне, тоже боярине, Григории Стрешневе эта церковь сгорела во время грозы от удара молнии. По “отказной книге” это событие произошло в 1665—1666 гг. Видимо, сильный дождь в значительной мере способствовал борьбе с огнем, т.к. крестьянам удалось спасти значительную часть внутреннего убранства: «…образы, и книги, и ризы, и колокола от огня унесены…».
Следующая церковь Казанской иконы с приделом Николая Чудотворца, также деревянная была отстроена в Узком на месте сгоревшей братом предыдущего владельца стольником Яковом Стрешневым к 1676—1677 гг. В 1697 г., т.к. к тому времени в Узком было завершено сооружение ныне существующего каменного храма на средства воспитателя Петра I боярина Тихона Никитича Стрешнева, патриарх Адриан распорядился перенести деревянную церковь на территорию находившегося к западу от усадьбы, у реки Сетуни подмосковного погоста Покровского, который вместе с соседним селом Орловым составлял вотчину Московского Чудова монастыря (ныне Староорловская ул. в черте Москвы).
Точная дата закладки каменной церкви в Узком неизвестна. Можно предположить, что это событие совпало с выделением Т.Н.Стрешневым, купившим Узкое в 1693 г., участка пашни для церковного причта на пустоши Борисовка.
К 1696 г. каменная церковь Узкого уже была подведена под крышу, т.к. царский жалованный иконописец грек Николай Соломонович Вургаров писал иконы для её правого придела — Иоанна Предтечи, не имевшего аналога в предшествующих храма Узкого. Этот престол получил свое наименование в честь святого, одноименного сыну вотчинника — стольника Ивана Тихоновича Стрешнева. С другой стороны тоже имя носил и брат Петра I царь Иоанн Алексеевич, т.е. престол Иоанна Предтечи может являться свидетельством близости Стрешневых и царской семьи.
Все работы были завершены в 1697 г., т.к. только после их окончания и освящения церкви, предыдущая могла быть согласно указу патриарха Адриана перенесена в погост Покровский.

Уникальный памятник архитектуры

Изображение

Повышенная центральная часть церкви в Узком и четыре примыкающие к ней двухъярусные башнеобразные объемы, ориентированные по сторонам света, композиционно составляют единое здание, имеющее очень красивый план в виде квадрата с четырьмя трехчетвертными “лепестками”. Скругленные нижние части башнеобразных объемов объединены спаренными полуколоннами большого ордера (ордер - тип архитектурной композиции), контрастирующего с малым ордером оконных наличников и порталов (портал - архитектурно оформленный вход в здание) сложного рисунка, а также с простой плоской декорацией восьмериков и барабанов. В отличие от большинства других “вотчинных храмов” колокольня устроена не в центральной главе, а в юго-западной, находящейся над главным входом. Ее купол является резонатором звука. Просторный высокий интерьер освещен преимущественно верхним светом. Внутреннее пространство церкви удивительно едино и цельно, боковые приделы открываются в интерьер арками полуциркульных очертаний.
Декоративные приемы нарышкинского стиля сочетающиеся в архитектуре церкви в Узком с необычной для Москвы и Подмосковья композицией, отразившей украинское влияние, сделали ее памятником уникальным, имеющим свое особое место в истории русской архитектуры. Это принципиально новый тип бесстолпного, центрического, репрезентативного (дающего объективное представление о чём л.) по внешнему облику храма замыкает собой одну из ветвей развития данной типологии, восходящую к собору Николая Чудотворца в Нежине – самому раннему подобному сооружению, завершенному к 1668 г. Этот тип храма, так полюбившийся на Украине, воспроизведен в различных формах и многочисленных модификациях: на Черниговщине, Слобожанщине, Киевщине. Отсюда он попал и в южные регионы России, т.е. несмотря на свою безусловную уникальность, памятник не был столь одиноким.

Тупиковая ветвь развития нарышкинского стиля


Изображение

Еще одним памятником, отразившим украинское влияние, является церковь Знамения в подмосковной усадьбе Курово, сооруженная между 1681 и 1687 гг. на средства боярина А.С.Шеина, впоследствии первого русского генералиссимуса, но она поскромнее, «трехбанная» (трехкупольная) с трехчастным планом.
Немного позже появился Новый собор Донского монастыря, выстроенный в 1684-1698 гг.: большой квадратный в плане храм, со всех сторон обстроенный выступающими полукруглыми башнеобразными притворами, вторящими форме апсиды и главами, ориентированными по сторонам света, но сохранивший четырехстолпную компоновку.
Судя по датам проведения работ все эти храмы ориентировались не на друг на друга, а сооружались параллельно. Еще не была завершена церковь в Курове, как началось строительство Нового собора, до окончания строительства которого, была сооружена церковь в Узком - наиболее близкий к исходному образцу второй в Москве подобный памятник.
Дальнейшего развития эта линия внутри нарышкинского стиля не получила. Благодаря приезду в Россию западноевропейских архитекторов, начавшемуся с «Великого посольства» 1698 г., и не прерывавшемуся все петровское царствование, очень скоро появилось много образцов новых, более современных вариантов барокко, заметно отличающихся по композиции и декору. В результате нарышкинский стиль целиком оказался выдавлен в провинцию. Единственным прецедентом применения архитектурной композиции, восходящей к Новому собору Донского монастыря, в Подмосковье является церковь Тихвинской иконы Божьей Матери в усадьбе Бурцево, сооруженная в 1730-1733 гг. на средства М.С.Аничкова (ее боковые главы поставлены не по сторонам света, как у Нового собора, а традиционно - по углам основного четверика).

Строительная ошибка

Изображение

Внешнее декоративное убранство церкви в Узком довольно однообразно и сосредоточено преимущественно в нижнем ярусе здания. Убранство второго яруса значительно проще и строже, а белые барабаны глав почти лишены украшений. Это далеко не самый пышный памятник нарышкинского стиля. В нем не использован белый камень, тогда обычно в изобилии применявшийся в церковном декоре, в т.ч. расположенной недалеко от Узкого церкви в усадьбе Сергиевское (Коньково-Сергиевское). Очевидно, это объясняется желанием заказчика не затягивать строительные работы и как можно скорее завершить постройку. Косвенным доказательством этого является прошение Анны Лукиничны Стрешневой матери тогдашней владелицы Узкого Софьи Стрешневой — внучки Тихона Стрешнева, поданное в Патриарший Казенный приказ в 1720 г. о проведении ремонта внутренних помещений храма. Ей было разрешено «…иконостас разобрать, и вместо ветхого пола, построить вновь пол и престол утвердить на прежнем престольном месте, среди олтаря и сотворить в той церкви посвящение Большого Успенского собора протопопу Феодору с братиею…» Чуть больше двадцати лет для белокаменного пола – срок ничтожный! Необходимость ремонтных работ позволяет утверждать, что при строительстве храма были допущены серьезные просчеты, скорее всего, также объясняющиеся спешкой. К счастью для мастеров, его заказчика сурового и властного Тихона Стрешнева уже не было в живых…

Иконописцы Оружейной палаты

Изображение

В отличие от композиции церкви в Узком, убранство ее интерьеров, являлось традиционным для памятников нарышкинского стиля. По свидетельству историка М.И.Александровского, центральный четырехъярусный иконостас был таким же, как в церкви Покрова в Филях «…но черный с позолотой». В нем было 62 иконы, в придельных трехъярусных иконостасах по 40. Иконы для них писали царские жалованные иконописцы Оружейной палаты: Георгий (Егор) Терентьевич Зиновьев, грек Николай Соломонович Вургаров, и Василий Леонтьев, участвовавшие во всех крупных иконописных работах того времени. Иконостасы в Узком - последнее их крупное произведение». Последняя известная работа Г.Т.Зиновьева - обновление иконы Спаса на престоле в Успенском соборе Московского кремля в 1700 г.
По свидетельству художника А.М.Васнецова, образ Николая Чудотворца из одноименного придела церкви в Узком был «удивительный по выразительности», кроме того, по его мнению, «хороши изображения архидиаконов Евпла и Стефана на диаконских дверях. — На колокольне есть один небольшой старый колокол с надписью о том, что он вылит к Троицкому собору», кроме того, «сохранились жилищные ставни с жуковинами (жуковины – архитектурные украшения). В западной главе устроена колокольня». Стенных росписей в храме не было, за исключением фигур евангелистов, написанных на парусах храма (по устному сообщению местных жителей) Над наружной стене на входом в наличнике помещен образ Казанской Божьей Матери. По видимому, так же как и в церкви Филей внутри на западной стене находился балкончик владельца (в Филях он назывался царской ложей), ныне на этом месте — простая балюстрада. К сожалению, из внутреннего убранства церкви ничего не сохранилось, кроме кованой цепи от главного паникадила.

Реконструкция церкви при Голицыных

Изображение

Небольшие строительные работы были проведены в церкви владельцами Узкого князьями Голицыными в последней трети XVIII в. При Московском уездном предводителе дворянства генерал-майоре Алексее Борисовиче Голицыне, церковь обнесли белокаменной папертью с парапетом «изящного рисунка», а при его сыне Егоре Алексеевиче, в 1799 г. была заново покрыта железом кровля и установлены новые купола, вместо проржавевших первоначальных.
Новые купола: высокие, устремленные вверх, очень удачно вписанные в композицию здания, вполне могли быть копией своих предшественников или создаваться по их мотивам.

Война 1812 года

Изображение


При следующих владельцах усадьбы Толстых во время Отечественной войны 1812 г. в церкви побывали французы, отступавшие из Москвы по Старой Калужской дороге. По местной легенде в Узкое заехал сам Наполеон и лично наблюдал за движением «великой армии» с храмовой колокольни.
Аналогичные предания о якобы имевшем место личном приезде императора типичны для местностей, находившихся по пути движения французов, поскольку крестьяне, не представлявшие как выглядел Наполеон и не разбиравшиеся в военной форме, зачастую принимали за французского императора любых начальников отрядов, входивших в их села и деревни. А.И.Васнецов связывал с событиями 1812 г. след от пушечного ядра на одном из старых церковных колоколов: «На колоколе есть след от удара ядром, вероятно во время Наполеона, от какового удара колокол несколько сдвинут в сторону». Однако причины следа от ядра на колоколе не обязательно могли быть связаны с событиями 1812 г., тем более, что попасть из пушки в узкие проемы колокольни и не повредить само здание было невозможно. Во всяком случае, Наполеон и его маршалы и генералы, несомненно, видели церковь Узкого со Старой Калужской дороги.
Французы сняли с икон центрального иконостаса и придела Иоанна Предтечи «оклады и венцы серебряные» и забрали с собой часть церковной утвари. Поэтому после их ухода богослужения проходили только в приделе Николая Чудотворца, который не пострадал, более того, настоятелю И.Я.Соколову удалось спасти основную святыню - икону Казанской Божьей Матери из центрального иконостаса. Все это говорит о том, что визит французов в Узкое был кратковременным и церковь не являлась их основной целью.
Только чере полгода - 8 июля 1813 г. в день престольного праздника Казанской иконы Божьей Матери, были заново освящены центральный престол и придел Иоанна Предтечи.
После Отечественной войны 1812 г., судя по воспоминаниям местных жителей, в Узкое каждый год летом привозили знаменитую Иверскую икону, находившуюся в Москве в Иверской часовне перед Воскресенскими воротами Китай-города, ведущими на Красную площадь. Икону привозили монахи Николо-Перервинского монастыря, которому она принадлежала, со стороны соседнего села Ясенева, настоятель встречал ее под колокольный звон и служил у иконы молебен. Из Узкого монахи с иконой отправлялись дальше в село Сергиевское (Коньково-Сергиевское) и Коньково (Коньково-Троицкое). Крестьяне Узкого их провожали до Небесных ворот, находившихся у Старой Калужской дороги.

На рубеже веков


Изображение

По инициативе владельца Узкого Московского губернского предводителя дворянства князя Петра Николаевича Трубецкого в Комиссии по сохранению древних памятников Императорского Московского археологического общества в 1899 г. было получено разрешение на реставрацию интерьеров церкви, проведенную «под наблюдением» члена Комиссии известного московского архитектора А.Ф.Мейснера. Она началась в том же году.
2-3 августа 1900 года в приделе Иоанна Предтечи (другие части здания из за реставрационных работ не функционировали) находился гроб с телом выдающегося отечественного философа В.С.Соловьева (см. журнал «Туризм в школе №5 за 2010 год).
Только 22 октября 1902 г. после завершения всех ремонтных и реставрационных работ в церкви, С.А.Беляевым был заново освящен центральный престол. К тому времени были «возобновлены», т.е. заново позолочены иконостасы, отреставрированы их иконы, отремонтированы стены внутри храма, в средней части храма устроено духовое отопление (до того «теплым» был сделан между 1863 и 1881 гг. лишь придел Иоанна Предтечи)
По заказу П.Н. и А.В.Трубецких для церкви в Узком были написаны иконы, изображавшие соименных им святых: митрополита Московского Петра и мученицу царицу Александры, Они находились в специальном киоте (киот - божница, деревянный украшенный шкафчик или створчатая рама для икон), поставленном справа от центрального иконостаса, перед местом, где во время службы стояли Трубецкие. Кроме того, с наружи здания были устроены входы в ризницу и на колокольню.

Отделение церкви от государства

Изображение

По декрету Совета народных комиссаров “Об отделении церкви от государства и школы от церкви” от 23 января 1918 г. функции записей актов гражданского состояния перешли к государству. Поэтому метрические книги, в которых велись записи о рождениях, смертях и бракосочетаниях из церкви Узкого, точно также как и из других соседних храмов были изъяты и вывезены в волостной центр Царицыно (Ленино).
28 апреля 1922 г. все серебряные вещи из церкви Узкого (золотых не было) в т.ч. дароносица, потир и напрестольный крест из центрального алтаря: «серебро вызолоченное вес в грубом виде 24 ѕ фунта» «изъяты в фонд помощи голодающим ценности, согласно имеющейся при общине заверенной описи, причем при приеме оказалось все налицо, правильно. Со стороны представителей общины верующих жалоб нет». Эксцессов при изъятии вещей не было.
Церковь оставалась действующей до 1930 г., когда ее последний настоятель Д.И.Соколов был выслан в Сибирь. Его преемник назначен не был, потому службы в храме прекратились.
В подсобном хозяйстве санатория «Узкое» состоялось собрание, на котором обсуждался вопрос об использовании церковного здания. Первоначально предполагалось устроить в церкви клуб. Местным жителям разрешили разобрать по домам иконы. Местные комсомольцы уничтожили убранство интерьеров, сожгли часть остававшихся икон и сбросили колокола. После этого один раз в церкви показали кинофильм. Затем в ней размещались магазин и общежитие. В 1933 г. на совещании в строительном секторе Комиссии содействия ученым было принято решение превратить церковь в водонапорную башню, для чего «установить напорные баки один над другим в одном из крайних приделов церкви…». Это давало возможность обеспечить водой все номера санатория «Узкое».
С.И.Вавилов, ставший президентом Академии наук в 1945 г., попытался добиться реставрации церкви, тогда занятой подсобными мастерскими санатория. Нобелевский лауреат академик И.М.Франк вспоминал: “Однажды, в конце сороковых годов, я случайно услышал слова человека, ответственного в то время за строительство в Академии наук. Он сказал: “Вот президент Вавилов требует, чтобы реставрировали эту церковь. Ну, раз требует, так леса мы поставим, а делать ничего не будем!”
То, что С.И.Вавилов в сороковых годах потерпел неудачу с реставрацией церкви — естественно, и мы вспоминаем о его усилиях с пониманием и уважением к нему. В 1950 г. специалисты Всесоюзного научно-реставрационного комбината провели обследование церкви в Узком. Но после смерти С.И.Вавилова, скончавшегося в 1951 г., все работы прекратились.

Библиотечная эпопея.

Изображение

В начале 1950-х гг. в церковь Узкого Фундаментальная библиотека по общественным наукам АН СССР (ныне ИНИОН - Институт научной информации по общественным наукам РАН) перевезла часть своих фондов. В основном, это были издания, не пользующиеся спросом, дубликаты (так называемые “седьмые экземпляры”), отечественные и зарубежные периодические издания книги на иностранных языках, как поступавшие в СССР легальными путями, так и вывезенные из Германии после Второй мировой войны (все издания были уложены в высокие штабеля, занимавшие почти половину высоты здания). Некоторые книги, судя по экслибрисам на них, происходили из библиотеки князей Воронцовых в Алупке. Часть книг принадлежала объединенной городской и университетской библиотеке Кенигсберга в Восточной Пруссии (ныне Калининградской области), в т.ч. книги из Валленродтского книжного собрания – в основном XVI-XVII вв., в на латинском и немецком языках. В 1981 г. часть его, 291 переплет, это около трех процентов его довоенного фонда, в которых, тем не менее, в них представлены почти все тематические разделы, из которых складывался основной фонд, - теология, право, медицина, философия, история, астрономия, математика и др. передана Калининградскому государственному университету (ныне Российский государственный университет им. И.Канта). Благодаря этому оказалось возможным воссоздать зал Валленродтской библиотеки в восстановленном Кафедральном соборе.
Другая часть Валленродтского собрания передана Библиотеке Академии наук, и находится в её Отделе редкой книги, где еще с 1956 г. хранилась самые старые книги Валленродтского собрания (в настоящее время в Библиотека Академии наук храниться более тысячи томов из него). Еще одна часть Валленродтского собрания осталась в ИНИОН.
Не менее известна и оказавшаяся в церкви в Узком “Готская библиотека”, происходившая из семьи Карла Эдуарда, четвертого герцога Саксен-Кобурга и Готы (правил с 1900 по 1918 гг.). Еще в 1928 г. она была передана в дар городу Готе (земля Тюрингия), но по договору, семья герцога оставляла за собой приоритетные права на библиотеку. Несмотря на просьбу председателя Тюрингии В.Пауля Г.К.Жукову оставить библиотеку городу, она была вывезена в СССР и передана Фундаментальной библиотеке Академии наук. Мотивировалось это тем, что герцог был активным членом нацистской партии и группенфюрером SA и поэтому его имущество подлежало конфискации.
Государственная комиссия по реституции Готскую библиотеку первоначально предполагала передать ФРГ, но, после долгих дискуссий, она была оставлена в России.
В СССР Готская библиотека в научных целях реально не использовалась, в 1956 г. ее передали ГДР, но про часть библиотеки, находящуюся в Узком (около 6 тысяч томов XVI-XVII вв.) просто забыли. Условия хранения книг в церкви не соответствовали никаким нормам. Книги в связках, сваленные в огромные штабеля портились из за пыли и влажности плесневели и заражались грибком. Поэтому наиболее попорченные экземпляры время от времени сжигали.
Известный коллекционер, почетный доктор Санкт-Петербургской Академии художеств Н.Д.Лобанов-Ростовский в интервью главному редактору журнала «Наше наследие» В.П.Енишерлову напомнил: «Когда мы с вами в конце 1980-х посещали академика Д.С.Лихачева в санатории Академии наук «Узкое» под Москвой, он подвел нас к древней церкви и рассказал, что церковь эта превращена в склад, где без соблюдения элементарных условий хранения были свалены десятки тысяч книг на иностранных языках, вывезенных из Германии, в том числе даже инкунабулы (инкунабулы - первопечатные книги, изготовлявшиеся с наборных форм до 1501 г.). Конечно, многие из книг в результате такого отношения погибли. Теперь это действующая церковь во имя Казанской иконы Божией Матери и ничто в ней не напоминает, что она была книжным узилищем».

Второе рождение

Изображение

Изображение

В 2-й половине 1970-х гг. церковь была косметически отреставрирована Всесоюзным реставрационным комбинатом (в 1979 г. все работы были завершены). В ходе реставрации частично восстановили жуковины на ставнях, икона над входом была расчищена и застеклена, здание, побеленное внешне, получило новые купола, выполненные по проекту архитектора С.С.Кравченко. Но они восстановлены не на основе документальных данных, а по аналогам архитектуры XVII в. К сожалению, С.С.Кравченко не понял памятник, трактуя его лишь как образец традиционного московского зодчества, поэтому сделанные по его проекту купола луковичной формы чисто московские.
Предыдущие купола конца XVIII в. – настоящие украинские «бани» гораздо лучше гармонировали с пропорциями храма и, возможно, являлись повторением первоначальных куполов. Отметим, что формы куполов по проекту С.С.Кравченко внесли диссонанс в историческую среду усадьбы. Их не могло быть при ныне существующих основных усадебных постройках. Кроме того, оказался искажен мемориальный памятник, связанный с именем В.С.Соловьева.
Церковь Узкого была передана Патриархии 2 августа 1990 г., а в праздник Пасхи 22 апреля 1992 г. церковь была освящена. В настоящее время в ней установлены два резных иконостаса в основной части и в приделе Николая Чудотворца (последний иконостас выполнен палехскими мастерами). Перед ними устроены мраморные подиумы.
В 1998 г. патриарх Алексий II передал в церковь много старинных икон из фонда «Сохранение», в т.ч. Казанскую икону Божьей Матери середины XVII в., происходящую из Воскресенского монастыря г. Вязники (Владимирская обл.) и являющуюся повторением Вязниковского образа Божьей Матери. Она установлена под сенью перед главным иконостасом. При церкви существует церковно-певческая школа, положившая начало уникальному детскому церковному хору.
К сожалению, в ходе работ по восстановлению здания, были допущены искажения его исторического облика. В нарушение законодательства об охране памятников была уничтожена белокаменная паперть 2-й половины XVIII в. вокруг него, замененная в 1998 г. новой, более широкой (остатки старой паперти частично использованы при оформлении цветников и палисадников за церковью). Облик памятника не улучшили нелепые двойные заборчики, которыми он был обнесен со стороны входа в санаторий и диссонирующий с его внешним обликом козырек над главным входом и мраморные ступени. Кроме того, восприятию здания с западной стороны мешают современные дом священника и церковная лавка.

Узковское кладбище

Изображение

Левее входа в церковь частично уцелело кладбище, на котором испокон веков хоронили жителей Узкого и деревни Нижние Теплые Станы, входившей в состав имения. Узковское кладбище (будем называть его так по аналогии с названиями кладбищ в других населенных пунктах, включенных в городскую черту) небольшое и потому малоизвестное. Ни в каких справочниках и путеводителях по Москве оно не значится, но в списках памятников археологии Москвы отмечены «Селище и грунтовый могильник (?) у церкви… в Узком». Археологически они не исследовались, именно поэтому после слова могильник стоит вопросительный знак.
Кладбище существует с середины XVII в., т.е. примерно со времени постройки первой церкви в Узком. Его конфигурация неоднократно менялась, в том числе и в связи с сооружением ныне существующего каменного храма, поставленного не на том месте, где находились его предшественники. Могил «владельческого характера» на кладбище в Узком было немного и появились они только на рубеже XIX-XX вв. при князьях Трубецких. В 1892 г. за алтарем придела Иоанна Предтечи была похоронена восьмимесячная Елизавета Петровна Трубецкая - дочь владельца Узкого Петра Николаевича Трубецкого и его жены Александры Владимировны. В 1908 г. рядом была похоронена их внучка Анна Владимировна Трубецкая, не прожившая и месяца. Некрополь Трубецких стал свидетельством того, что этот род не собирался расставаться с Узким. По свидетельству Е.А.Петровой, дочери А.М.Никольского, бывшего настоятелем церкви в Узком в 1903-1915 гг., на могилах, обсаженных туями, находились мраморные надгробия, которые в 1930-х гг. были уничтожены.
Видимо, по соседству, за алтарями церкви находились могилы ее настоятелей. Документально известно, что там были погребены: И.Я.Соколов, бывший настоятелем в Узком в 1800-1831 гг., и, сменивший его сына на этом посту, Л.М.Антушев, который служил в Узком в 1831-1863 гг. и с 1846 г. являлся духовником местного благочиния (к нему присылали для исправления духовных лиц, которым было запрещено служить). И.Я.Соколов был представителем целой династии священников, служивших в Узком с первых десятилетий XVII в. со времен Тихона Стрешнева. Можно предположить, что все они также были погребены на этом кладбище. Могилы настоятелей также не сохранились, как и сведения об их точном местонахождении. Традиционно священников хоронили за алтарями храма, т.е. скорее всего, их могилы находились недалеко от могил Трубецких.
Еще одна примечательная могила на кладбище в Узком относится уже к 1920-м гг. Тогда здесь был похоронен один из первых руководителей санатория «Узкое» Константин Александрович Константинович (1869-1924), являвшийся двоюродным братом академика В.И.Вернадского. Сам В.И.Вернадский, ежегодно отдыхавший в Узком с 1933 г. (за исключением эвакуации во время войны) в своем дневнике рассказал о разорении могилы К.А.Константиновича: «Баловень семьи Константин Александрович Константинович оказался первым директором и инициатором Узкого (где и умер) и оставил после себя самые лучшие воспоминания. Могила его в 1935 г[оду], когда мы были в Узком, еще была. В 1937 г. плита была выброшена. В этом году (1940) я убеждал директора Петра Макар[овича] Кара-Мурзу ее поставить на место. Обещал».
Тем не менее, памятник на место поставлен не был. Есть основания полагать, что одновременно с надгробием на могиле К.А.Константиновича были ликвидированы и памятники на могилах Трубецких и священников.
Большинство сельских кладбищ в черте Москвы было уничтожено в конце 1970-х гг. к московской Олимпиаде 1980 г., однако кладбище в Узком было сохранено, поскольку этот населенный пункт тогда еще не был упразднен. Кроме того, на кладбище находятся два захоронения, связанные с событиями Великой Отечественной войны. Это могилы командира роты 693-го отдельного саперного батальона лейтенанта Д.Я.Черныха, умершего от ран в Узком 26 апреля 1942 г., и саперов И.Я.Тимохина (опечатка - нужно Мохина - М.К.) и С.Д.Катунина, подорвавшихся при разминировании территории Узкого. На их небольшом гранитном памятнике с овальным завершением, поставленном в 1945 г., надпись: «Бойцам трудового фронта» и их имена, даты жизни и овальные фотокерамические портреты. Пятиконечная звезда, завершавшая памятник, утрачена. На прямоугольном надгробии Д.Я.Черныха, сохранившем такую же пятиконечную звезду, укреплена пластина из нержавеющей стали с надписью: «лейтенант Черных Д.Я. 1922-1942 погиб смертью храбрых. Вечная слава героям!». Кажется странным, что на кладбище нет могил военнослужащих, умерших от ран в госпиталях, находившихся в Узком в 1941-1943 гг.
В 1970-1980-х гг. сохранялись поставленные ранее над большинством могил деревянные кресты, без надписей. Сейчас все они заменены, в основном на металлические, кладбище разбито на пронумерованные участки, чего не было раньше. Однако, надписей на памятниках, рассказывающих кто здесь погребен, немного.


Источник: Коробко М. Церковь Казанской иконы Божьей матери в Узком// Туризм в школе. 2011. № 3-4 (спецвыпуск). С. 78-87.

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 10 май 2012, 10:01 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Иван Лупандин

Notebook 5
Санаторий Узкое (недалеко от станции метро «Теплый стан»), 17 мая 2003. Я делаю доклад о Стэнли Яки (http://www.standrews.ru/index-ea=1&ln=1 ... 291&zi=466). Познакомился с Владимиром Ивановичем Сыровым из Нижнего Новгорода. Также на конференцию приехала из Минска Римма Геннадьевна Пашко (она выступала накануне с докладом «Леонтьев и Ницше»). С ней была ее дочь Катя. От Риммы Геннадьевны узнал об инфаркте у Аверинцева (http://www.polit.ru/article/2004/02/27/averincev/). Также услышал два интересных доклада: Паршина («Богословие и наука») и о повести Гоголя «Шинель» (имя докладчика не помню, может быть, Воропаев? См.: http://www.portal-slovo.ru/philology/37 ... HOWALL_2=1). Также видел Андрея Анатольевича Гриба.
Докладом о «Шинели» Гоголя навеяна следующая запись в моем дневнике от 25.06.03: «Шинель»: Акакий Акакиевич экологичен (Печорин – не экологичен). Трагедия Акакия Акакиевича в том, что он не понял блаженства своего райского состояния. Шинель – антиэкологична, как вообще консумеризм – ведет к ошибкам, праздномыслию (витрина с женской ножкой: сравни судьбу скотника в «Вие»), порабощению, отчаянию. Выход: убежденно носить старую шинель. Портной – использовал Акакия Акакиевича в своих целях: нарушил нравственный императив Канта. Акакий Акакиевич – один из «малых сих»; не случайно Гоголь изобразил его «взрослым младенцем». Грех общества в том, что оно развратило, погубило «единого из малых сих».

http://lupandin.livejournal.com/727050.html

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Старинный парк усадьбы Узкое
СообщениеДобавлено: 15 май 2012, 15:09 
Не в сети
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 28
Изображение
Старинный парк усадьбы Узкое

Парк, состоящий из регулярной и пейзажной части, объединяет многочисленные постройки усадьбы Узкое, имеющей богатую историю. Он имеет сложную планировку и богатое видовое разнообразие древесной растительности, по большей части - лиственных пород. Тут еще можно встретить немало старых деревьев: елей, сосен и лиственниц. В 1960 году он получил статус памятника садово-паркового искусства, имеет большое культурно-историческое и эстетическое значение, дает пристанище множеству видов животных и растений.

Первым владельцем поместья, сведения о котором дошли до нас, был Т.Н.Стрешнев. Петр I в 1704 году просил его прислать в Петербург «всяких цветов», а после благодарил за них. Это позволяет сделать вывод, что Т.Н.Стрешнев увлекался садоводством. Первые документы, рассказывающие о планировке и устройстве парка в Узком, относятся к 1767 году, когда усадьба уже принадлежала Голицыным. Кроме них, это имение связано с такими знаменитыми дворянскими семьями как Толстые и Трубецкие.

Все владельцы приложили руку к планировке парка - например, Егор Голицын, при Павле I высланный в Москву, немало занимался поместьем. При графах Толстых с восточной стороны усадьбы появился Английский сад.

После революции в Узком был открыт санаторий и знаменитые аллеи, окружающие его, стали излюбленным местом прогулок советской аристократии. Тут бывали А.В.Луначарский и В.В.Маяковский, О.Э.Мандельштам и К.И.Чуковский. Парк сильно пострадал во время Великой отечественной войны, когда деревья пускали на блиндажи, а часть алей вырубили, чтобы не мешали пристрелке артиллерии.

Когда-то на территории поместья было немало террасных прудов. Сейчас осталось только четыре. Сохранились письменные сведения, что на прудах еще со времен Толстых были купальни и пристани. Известна картина А.М.Васнецова «Село Узкое. Пруд» 1924 г, а к одной пристани вела липовая аллея, воспетая Б.Л.Пастернаком. В этих местах Н.С.Михалков снимал «Утомленные солнцем 2».

В мае 1992 года был создан природный парк «Битцевский лес» и усадьба Узкое со всеми угодьями и парком была включена в его состав. Сейчас это место частично заросло самосевом, регулярные посадки распадаются, за насаждениями никто не ухаживает. Но, несмотря на это, парк не потерял своего очарования и по-прежнему остается одним из самых красивых мест Москвы и Подмосковья.


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 15 май 2012, 17:01 
Не в сети
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 11
Изображение
Одно из значимых мест истории и памятник культуры, куда не глянь везде красота, на сколько я помню - Н. Михалков там снимал "Предстояние", к сожалению сегодня она находится не в лучшем состоянии, здания имеют косметику, а внутри гниль.


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 15 май 2012, 17:19 
Аватар пользователя
А много старых деревьев сохранилось? И насколько они старые?

Признаться, даже в древних строениях я не чувствую такого трепета, как когда прикасаюсь к вековым деревьям.


НАВЕРХ
  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 15 май 2012, 18:56 
Не в сети
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 11
Изображение
Столетних деревьев осталось очень мало, в основном дубы в западной части и немного клёна в центральной, но очень много 50 и 70 летних деревьев, так как в то время велась масштабная реконструкция.


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 16 май 2012, 11:11 
Не в сети
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 4
Вообще, странное название Узкое. Вот откуда оно произошло?. По одной версии - в местных прудах, якобы, когда-то разводили ужей (а может просто их тут было пруд пруди mosking ) отсюда и название всей местности - "Ужское", а уж потом буква "ж" потерялась, оставив наименование, дошедшее до нас. А по другой версии, в 16-м веке этой местностью владел дворянский род Уских, видимо прервавшийся в смутное время. Потом земли отошли государству.


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 16 май 2012, 11:15 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Версия про дворянский род Уских принадлежит мне! Впервые она озвучена здесь: Коробко М.Ю. Из истории Узкого: название и первые известные владельцы// Материалы для изучения селений Москвы и Подмосковья. Доклады и сообщения четвертой региональной конференции "Москва и Подмосковье", Москва, 20-21 декабря 1995 г. М., 1996.

Про ужей же замечу, что мест, где они живут немерено! Кроме того, такой формы названия как Ужское нет в документах! :)

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 16 май 2012, 11:18 
Аватар пользователя
bob
О, парк просто очарователен. Жалко, что за такой красотой сейчас никто не следит(
Отличное и красиво место! dirol А сколько оно помнит замечательных людей, что побывало там.
У нас недалеко от моей старой школы располагалась тоже усадьба какого-то помещика, там тоже во время революции и войны много, что было потеряно, а так там грецкий орех даже растет сейчас))


НАВЕРХ
  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 16 май 2012, 11:21 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
И кстати, про парк усадьбы Узкое: выкладывал в инете текст про него, написанный для книги: Коробко М.Ю. Усадьба Узкое и Владимир Соловьев, завязшей в издательстве "Наука". Он в частности опубликован на сайте Управления культуры ЮЗАО http://www.culture-uzao.ru/?p=4549

Итак:

Парк Узкого, объединяющий многочисленные разнохарактерные постройки усадебного комплекса, включает в себя регулярную и пейзажную части (Марьина и Михалкова рощи), которую правильнее рассматривать как лесной массив, живущий по своим законом. Сложность рельефа создает обилие естественных видовых точек, с которых открываются великолепные виды. По всему парку встречаются отдельные старые деревья: ели, сосны и лиственницы.
Парк сложный по планировке и отличающийся, богатым видовым разнообразием древесной растительности преимущественно лиственных пород с преобладанием липы имеет культурно-историческое, эстетическое значение, дает пристанище многочисленным видам животных и растений, с 1960 г. является памятником садово-паркового искусства. Это один из лучших усадебных парков в Москве и Подмосковье.

Самым ранним владельцем Узкого, сведения об интересе которого к садово-парковому искусству дошли до нас, был Т.Н.Стрешнев. В 1704 г., т.е. сразу же после начала строительства Петербурга, Петр I просил его «…не пропустя времени, всяких цветов из Измайлова не помалу, а больше тех, которые пахнут, прислать с садовники в Петербург» , а через полгода сообщал: «Цветы, шесть кустов пионы, привезли в целости, чему зело удивляемся, как не растрясло, а цветы немалые. Зело жалеем, что калуферу, мяты и прочих душистых не прислано; а когда пионы довезли, а эти гораздо легче; прикажи их прислать…» . Судя по этим письмам, Т.Н.Стрешнев понимал толк в растениях. В этой связи крайне интересно и наличие в соседней с Узким усадьбе Лопухиных Ясенево цветников, так же как и расположенном у самой Москвы их «загородном дворе» , где находилась даже парковая скульптура. Невозможно представить, чтобы садоводство в Узком у их «заклятого друга» Т.Н.Стрешнева не было достаточно развито и не имело подобных масштабов.

Вместе с тем первые документальные сведение об устройстве и планировке парка в Узком относятся только ко времени Голицыных. Судить о них мы можем по плану генерального межевания 1767 г. Обмеры для него были выполнены землемером капитаном В.Назимовым 25 ноября 1766 г. в ходе «генерального межевания» всего Московского уезда . Общая площадь имения в переводе на современную метрическую систему тогда составляла около 317 га (без Нижних Теплых Станов). В усадьбе к западу от каменного господского дома был устроен регулярный французский парк («регулярный сад»), состоявший из четырех прямоугольных боскетов с рядовой обсадкой. Их разделяли взаимно перпендикулярные аллеи, одна из которых одновременно являлась и осью господского дома, на пересечении аллей находился крупный цветник. В примечаниях к плану Узкое описано следующим образом: «Село Узкое князя Бориса Васильевича Голицына с выделенной церковной землей. На правом берегу безымянного оврага церковь в Казанския пресвятыя Богородицы, дом господский каменный с регулярным садом да церковная земля по обе стороны оврага Борисовского, земля глинистая, хлеб и покосы средственные» .

Одна из основных планировочных осей, определивших структуру усадьбы исполинская лиственничная аллея, ныне идущая от Профсоюзной улицы, а первоначально от Старой Калужской дороги (не так давно она получила название Санаторная аллея по находящемуся в Узком санаторию). В настоящее время участок Санаторной аллеи от Профсоюзной улицы до речки Чертановки, является границей между московскими районами «Коньково» и «Ясенево».
Аллея создает очень возвышенное и слегка меланхоличное настроение. Редко где так чувствуется необходимость длительного подъезда к усадьбе и те переживания, которые охватывают подъезжающего. Эта дорога показана на плане 1767 г. как «дорога з большой Калужской дороги в село Уское» . Судя по плану, первоначально ее траектория после пересечения с Даниловским оврагом, по которому протекает речка Чертановка, проходила севернее современной, дорога шла через дамбу между Нижним и последним, несуществующим ныне прудом, доходила до конного двора, после чего превращалась в главную сельскую улицу. Нынешнюю траекторию дорога приобрела между 1818 и 1844 гг. при П.А.Толстом. Тогда она стала выходить к церкви, а в ее начале была поставлена классицистическая арка, получившие название Небесные ворота (напомню, что название ворот объясняется тем, что рельеф местности за ними сильно понижается вплоть до переезда через Чертановку, поэтому при следовании из Узкого к Старой Калужской дороге на большей части пути через ворота было видно небо), отсюда историческое название этого пути: «дорога в небо» (лес, рядом с Небесными воротами назывался Березовым).

При Трубецких в последней четверти XIX в. «дорога в небо» была шоссирована и обсажена лиственницами, а на участке между прудами и церковью пихтами, превратившись в аллею. Возможно, к этой работе имеет отношение письмо П.Н.Трубецкого графу А.В.Орлову-Давыдову от 2 февраля 1888 г. П.Н.Трубецкой сообщил ему об идее прокладки в своих владениях некоего шоссе, на не сохранившихся планах, приложенных к письму, были зафиксированы профили предполагаемой дороги: «… один в парке без канав, а другой по линии, как обыкновенно» . Одновременно лиственницами была обсажена и аллея, ведущая в сторону имения Бутурлиных Ясенево (аллея на Ясенево просуществовала до конца 1920-х – начала 1930-х гг.) . Позднее, параллельно лиственницам вдоль дороги были высажены ели.

После создания в Узком санатория въездная аллея стала одним из любимых мест прогулок отдыхающих. Кроме того, по ней, а затем по Старой Калужской дороге можно было добраться до единственного на всю округу почтового отделения в Верхних Теплых Станах. Жена А.В.Луначарского Н.А.Розенель вспоминала, как по «дороге в небо» гуляли А.В.Луначарский и В.В.Маяковский: «…в санатории «Узкое» я видела, как Луначарский и Маяковский, случайно там встретившиеся, шагали по знаменитой еловой аллее, [в действительности - лиственничной - М.К.] – и если и спорили, то, во всяком случае, с уважением и симпатией друг к другу. А с прогулки пошли прямо к бильярду» . Э.Г.Герштейн рассказала про свое «путешествие» по «дороге в небо» с О.Э.Мандельштамом в 1928 г. Профессор Л.А.Кулик позднее, в своих «Узких стихах» также трактовал аллею, как любимое место прогулок отдыхающих .
В зимнее время аллея могла оказаться непроезжей, в дневнике К.И.Чуковского, приехавшего в Узкое 25 февраля 1934 г., красочно описано, как у переезда через Чертановку «…шофер отказался ехать дальше. Сплошной снег, не видать дороги. Булатов [спутник К.И.Чуковского – М.К.] голыми руками без перчаток взвалил себе на спину мой чемодан, набитый книгами; побежал на гору) – я пошел по бездорожью под ветром (только что из больницы) – промочил ноги» .

В 1941 г. часть аллеи была спилена для пристрелки артиллерии: «…жаль вырубленной «дороги в небо», писал в 1943 г. в книге отзывов санатория «Узкое» академик С.Г.Струмилин . Несмотря на то, что аллею восстанавливали, она уже имеет много выпадов, количество которых за последние годы увеличилось, так что она, увы, уже далеко не везде выглядит аллеей лиственничной. Лучше всего она сохранилась ее южная сторона.

Изначально аллея была немного длиннее, чем теперь, так как в 1970-е гг. при прокладке Профсоюзной улицы оказалась урезана ее западная часть между воротами и бывшим Калужским шоссе (ныне безымянным проездом, идущим параллельно Профсоюзной улицы).
Название Санаторная видится не самым удачным для аллеи, историческое «дорога в небо», более лирично. Фактически она является проездом внутри Профсоюзной улицы, т.к. по ней числятся все здания усадьбы, хотя логичнее было бы их отнести к Севастопольскому проспекту, поскольку к нему они гораздо ближе, чем к Профсоюзной.

Таким же внутренним проездом является и другая аллея, Тютчевская, идущая перпендикулярно Санаторной и являющаяся главной композиционной осью усадебного комплекса – вдоль нее расположены все основные усадебные постройки. Северные ворота, такие же как Небесные, отделяют жилую часть усадьбы от хозяйственной. Тютчевская аллея обсажена средневозрастными липами, т.е. аллеей она стала уже в советское время. На плане 1767 г. Тютчевская аллея обозначена как «дорога из села Ускова в село Кон[ь]ково» . Современное название, являющейся попыткой увековечить имя поэта Ф.И.Тютчева, аллея получила только в 1997 г. к 850-летию Москвы. Мотивация его была следующей: детство Ф.И.Тютчева прошло недалеко от Узкого в отцовской усадьбе Троицкое (Троицкое на Теплых станах), ныне входящей в черту подмосковного поселка Мосрентген (от усадьбы Тютчевых сохранились: церковь Троицы кон. XVII в., с переделками 1825 г., попорченная современными поновительскими работами, два пруда с плотиной между ними и, частично, усадебный парк). Однако назвать удачной эту топонимическую инициативу нельзя, поскольку приезды Ф.И.Тютчева в Узкое возможны лишь гипотетически, т.к. не зафиксированы в опубликованной в 1999 г. «Летописи жизни и творчества Ф.И. Тютчева», т.е. не имеют документального подтверждения. Тем не менее, у сторонников гипотезы посещения Ф.И.Тютчевым Узкого появился аргумент «так названа аллея»! Скоро аргументов будет еще больше, т.к. на Тютчевской аллее согласно постановлению Московской городской думы предполагается установить бюст Ф.И.Тютчева расчетная стоимость которого 5 миллионов рублей (гораздо логичнее здесь бы выглядел памятник В.С.Соловьеву). История этого неудачного названия показывает необходимость очень осторожного подхода к топонимике в исторически сложившихся частях города . До середины 1980-х гг. вход в санаторий был на Тютчевской аллее. Там в санаторной ограде находились ворота, рядом с которыми стояла небольшая деревянная будка. После строительства ныне существующий проходной старый вход был закрыт, а новый устроен на продолжении Санаторной аллеи.

Территорию усадебного парка с запада и севера ограничивали две цепи террасных прудов, большая и малая, устроенных на притоке Чертановки «безымянном овраге» и ложбине весеннего стока подходившей к нему справа . Пруды большой цепи вытянуты с юга на север, в настоящее время их четыре: Верхний, Второй, Большой (Иордань), использовавшийся как место освящения воды на праздник Богоявления, и Нижний. Кроме того, западнее их сохранился небольшой мелководный загрязнённый пруд, выполняющий роль отстойника, на плане 1767 г. он не обозначен, хотя, скорее всего, уже существовал в то время. Первоначально крупных террасных прудов в Узком было больше, хотя на плане 1767 г. их показано четыре, как и сейчас. Но тогда центральная ось господского дома, она же главная парковая аллея выходила к дамбе между первыми вторым с юга прудами, а не между вторым и третьим, как теперь, значит, один из прудов на плане был пропущен и первоначально их было не четыре, а пять. К настоящему времени не сохранился самый последний пруд, находившийся после Нижнего. Этот пруд показан на генеральном плане Московского уезда 1797 г. , однако его уже нет на плане 1848 г. , хотя на плане Узкого 1949 г. он указан как существующий. Возможно, он функционировал перманентно, иначе название Нижний закрепилось бы за ним, а не за соседним прудом. При Трубецких пруды окружала «живая изгородь», существовавшая еще в 1919 г. Ныне вокруг них находится старая обсадка из березы с примесью липы.

Сохранились документальные сведении о том, что на прудах, по крайней мере, со времен Толстых, т.е. с 1-й половины XIX в. существовали купальни и пристани (хотя, надо думать, что в том или ином виде они были в Узком по крайней мере со времен Голицыных). Сведения о них достаточно кратки и отрывочны. В 1846 г. в Узком был разобран деревянный «купальный флигель», находившийся на берегу одного из прудов , скорее всего, Второго или Большого. Инцидент в купальне времен Трубецких в Узком описал их родственник граф С.М.Толстой, побывавший в усадьбе, перед Первой мировой войной: «Стояла жаркая погода, и бабушка [С.Н.Глебова – М.К.] повела нас купаться на пруд в парке. Мы едва успели раздеться, как через дверь купальни на нас напали, шипя и хлопая крыльями, четыре черных австралийских лебедя. Единственным спасением от них было бегство» .

На литографии И.Н.Павлова «Санаторий «Узкое» 1923 г. (частное собрание, Москва) показана деревянная купальня на Втором пруду, возможно, та, которую описал С.М.Толстой. Судя по картине А.М.Васнецова «Село Узкое. Пруд» 1924 г. (Филиал ГТГ Мемориальный музей-квартира А.М.Васнецова), на Большом пруду существовала небольшая пристань, с которой очевидно, также купались. К пристани вела дорожка от плотины между Вторым и Большим прудами, на которой находится воспетая Б.Л.Пастернаком липовая аллея со следами давней стрижки . Во время войны купален в Узком уже не было, судя по отзывам отдыхающих, видимо, купальни обветшали и были разобраны на материал, а восстановлены только в послевоенное время. В конце 1940-х гг. на Втором пруду была сооружена большая купальня с мужским и женским отделениями, украшенная по центру треугольным фронтоном с изображением русалки пошловатого вида. На восточном берегу Большого пруда по воспоминаниям академика Ю.А.Полякова в 1955 г.: «Был и причал с лодками (весла хранились в доме)» . Купальни и лодки в Узком упоминаются и Б.Л.Пастернаком в набросках к «Липовой аллее» (1957 г.). Причал к 1970-м гг. сильно обветшал и был уничтожен. Лодки погибли еще раньше. Купальня достояла до 1980-х гг., когда сгорела (последнее время она была окрашена в синий цвет).

В 2007 г. на Втором пруду для съемок фильма «Утомленные солнцем 2» (режиссер Н.С.Михалков) выстроена деревянная беседка в псевдоклассических формах, окруженная галереей – плохая стилизация под садово-парковые сооружения 1930-1950-х гг. К 2008 г. она уже обветшала и лишилась внутренней балюстрады.

Второй каскад прудов, малый, т.е. менее значительный по своим масштабам, спускался от церкви к Нижнему пруду с востока. На плане 1767 г. показан только один его пруд , со слов местных жителей называвшийся Французским. Возможно, это название связано с событиями Отечественной войны 1812 г., тем более, что документально известно, что тогда французская армия побывала в Узком . По легенде в нем утонул один из французов. «Вообще Калужская дорога, по которой армия Наполеона оставила Москву, усеяна костями непрошенных гостей, и нет в этой местности прудочка или завалившегося колодца, в котором, по преданиям и рассказам стариков, не заброшено было бы по нескольку французов», – писал историк Д.О.Шеппинг . Однако нельзя исключить и вероятность другого происхождения этого названия или наличия еще одного, тем более что данный пруд появился задолго до 1812 г. Выше Французского пруда на одном уровне находились еще два, называвшиеся, по свидетельствам местных жителей, видимо, исходя из природных реалий: Болото и Моховой. За ними, ближе к церкви, находился Банный пруд, название которого свидетельствует о его функциональном использовании. Видимо, на его берегу некогда стояла баня. В центре пруда находился островок. В настоящее время все пруды спущены, их котловины заросли, то, тем не менее, видимы. Весной и осенью они частично заполняются водой.

Еще один пруд, но расположенный особняком, показан восточнее господского дома на безымянном левом отвершке Мартыновского или Алтуховского оврага , вдоль этого отвершка шла дорога «из села Ускова в село Ясенево», пересекавшая овраг. Этот пруд сохранился, носит названия: Питьевой, по своему предназначению, или Круглый, по своей форме, однако на плане 1767 г. он сильно вытянут вдоль отвершка . При следующем владельце Узкого князе Алексее Борисовиче Голицыне, на его берегу был поставлен небольшой прямоугольный павильон, стилистически близкий к другим постройкам, сооруженным в Узком в то время (в советское время в нем стояли моторы, подававшие воду на стоявшую рядом в парке металлическую водокачку, сильно обветшавший павильон был разобран после ликвидации водокачки в 1991 г.) . А.Б.Голицын выстроив ныне существующий деревянный господский дом на месте более раннего, начал создание пейзажного парка в этой части усадьбы к востоку от господского дома. С юга он был ограничен корпусами Больших оранжерей – самой известной и значительной постройкой парка, почти лишенного архитектурного убранства (за оранжерейным хозяйством находился лес Человечья голова, по местной легенде некогда там нашли отрезанную человеческую голову).
Сын, А.Б.Голицына, князь Егор, два раза побывав в Узком в начале 1795 г. «…сделал мысленно разные прожекты, как бы насадить сад и протчим украшениям…» , однако неясно какими они были и насколько их удалось реализовать. Во всяком случае, у Егора Голицына, при Павле I высланного в Москву, а позже вышедшего в отставку, было время для занятий Узким. При следующих владельцах Узкого графах Толстых в усадьбе уже существовал Английский сад , устроенный с восточной стороны господского дома. В составленных при них в 1846 г. описях господского дома значатся гостиные «к прудам», т.е. выходящие на западный фасад и гостиные «в сад», выходящие на восточный , т.е. прежнее деление парка на боскеты, было уничтожено. «Топографическая карта окружности Москвы, снятая офицерами квартирмейстерской части 1818 года» , показывает, что в то время от него оставались лишь два южных боскета, слившихся в один прямоугольник. А к середине XIX в. при Толстых открытый партер заменил и их.
При них же началось и освоение запрудной части усадьбы. Открытое пространство, начинавшееся сразу же за большим каскадом террасных прудов (оно показано на плане 1767 г. ) было уничтожено. На нем была высажена роща, получившая название Марьина, по имени графини Марии Алексеевны Толстой, владевшей Узким в 1811-1826 гг. . Марьина роща соединила расположенную за ней более раннюю Михалкову рощу (она находилась на пустоши Михайловка, расположенной между «дорогой в небо» и Михайловским оврагом, вдоль которого ныне проходит Новоясеневский проспект, и получила по ней свое название) с основной частью усадебного парка, где в 1854 г. были сооружены периодически возобновляемые «…заборчики да мостики…» . Состояние основных дорог в парке при Толстых наглядно показывает цитата из письма Софьи Васильевны Толстой её сестре, Любови Трубецкой: «Вчера в Николин день ездили к обедне в дрожках: всю ночь шел дождь и так разгрязнилось, что пешком нельзя было дойти…» (господский дом, где жили Толстые и церковь находятся очень близко друг от друга).

За Большими оранжереями находился традиционный для усадеб вишневый сад , недаром этот образ оказался воплощением усадебной жизни в одноименной чеховской пьесе. В письме А.В.Орлову-Денисову от 14 сентября 1865 г. В.П.Толстой благодарил его жену за присылку вишен, заметив, что такие же есть у него в Узком . Плодовый сад требовал постоянного ухода, без которого быстро дичал. Поэтому в усадьбах некоторое время находившихся в запустении новым владельцам, как правило, приходилось сажать плодовые сады заново. При этом прежний принцип подбора деревьев и кустарников обычно не соблюдался. Так в Узком при Трубецких вишни были заменены крыжовником и черной смородиной . С другой стороны сам факт одичания плодового сада — сам по себе является достаточно четким свидетельством начала умирания усадьбы, в которой внешне еще многое в полном порядке.

При Трубецких усадебный парк также подвергся реконструкции. Ближайшие к господскому дому части парка были преобразованы в декоративный сад, основными элементами которого были цветники. В них постоянно высаживали розы, привозимые из имения П.Н.Трубецкого Сочи, что отличало Узкое от подавляющего большинства других усадеб. Кроме того, сад служил местом сбора экзотических декоративных растений, являясь, как бы маленькой ботанической коллекцией, в которой сочетались самые разные растения, т.е. стал по определению Д.С.Лихачева садом научного типа , как бы любительским ботаническим. Выведение к середине XIX в. новых видов растений, хорошо адаптированных к домашним условиям, привело к массовому развитию и расцвету усадебного садоводства в пореформенное время. По сравнению с предыдущим периодом оно носит более декоративный характер, став совсем камерным и домашним. Большую усадьбу, созданною или реконструированную на рубеже XIX—XX вв., как Узкое, просто невозможно себе представить без зимнего сада и крупных растений в интерьерах и террасах; как правило, в праздники их количество увеличивалось. Поэтому можно сказать, что в пореформенное время господский дом как бы тоже становится садом, что является принципиально новой традицией.

У нового входа в господский дом, сооруженного при Трубецких была устроена круглая площадка для вольтижировки, огражденная цепями (цепи существовали до середины 1990-х гг., сейчас их осталось несколько штук). В 2006 г. на ней была устроена по проекту С.Ратиновой цветочная клумба в духе японской школы «Согэцу» .

Восточнее площадки для вольтижировки со времен Трубецких установлены два фонаря на белокаменных основаниях (в своетское фремя эликтрифицированы). Находящаяся южнее часть парка с этой стороны получила невысокую металлическую решетчатую ограду.
По инициативе супруги владельца имения княгини А.В.Трубецкой в парке был проложен ряд новых дорожек, вдоль которых были расставлены лавочки, одна из дорожек называлась Большая прогулка, другая Маленькая прогулка . В парке были сооружены два павильона: детский Татинькин домик, названный так по семейному имени младшей дочери Трубецких любимицы семьи Александры (восточнее господского дома около теннисного корта) и Марьина или Марьева избушка. В Татинькином домике Александра после службы устраивала для деревенских детей угощение, привозившееся из Москвы и раздавала небольшие подарки. Марьева избушка была поставлена на восточной окраине Марьиной рощи (отсюда и ее название) западнее Большого пруда (Иордани), за небольшим безымянным прудом, на расчищенном участке, огороженном валунами. В ней обычно устраивали чаепития после прогулок по парку. Марьева избушка, сооруженная по заказу А.В.Трубецкой, видимо, была выполнена в русском стиле, о чем свидетельствует ее название «избушка», а также ее поздняя интерпретация отдыхающими в качестве «теремка». В 2006 г. на аукционе Московского аукционного дома Гелос продавался выполненный в Узком карандашный рисунок И.Н.Павлова 1923 г. “Мостик у лесной поляны” с поздней дарственной надписью: “Дорогому и глубокоуважаемому Дмитрию Ивановичу Журавлеву на память о “св…ой весне” Ивана Павлова и о весне в теремке. Иван Павл[ов]. 13 III [1]930″. Судя по ней, в 1930 г. Марьева избушка еще существовала…

Обследование лесной части Узкого, проведенное при Трубецких показало, что в ней, в основном, росли, береза, осина, дуб, были старые дубы, но и много мелких. До 40 десятин леса, в основном, рубили только для себя, но был участок, где дубы рубили на продажу . По видимому, эти сведения относятся к району Михалковой рощи. В начале 1920-х гг. Луговым опорным пунктом, занимающим хозяйственные постройки Узкого, был выкорчеван лес на площади 8,18 га справа от Небесных ворот, чтобы получить большой участок для рассадки трав и проведения опытов .

После размещения в усадьбе санатория ЦКУБУ-КСУ парковые дорожки были приведены в порядок, вдоль некоторых из них были расставлены фонари. По свидетельствам отдыхающих в Узком часть парка была вырублена в 1941 г. для военных нужд при строительстве линии обороны по речке Чертановке и в ее окрестностях: «Жаль, конечно, что кое-где пострадали вокруг санатория древесные насаждения» , вспоминал 14 сентября 1943 г. в Узком член-корреспондент К.А.Круг. До сих пор к слева и справа от Санаторной аллеи и к востоку от Палеонтологического музея в разных местах сохранились остатки оборонительных сооружений 1941 г. котлованы блиндажей, заросшие окопы, противотанковый ров в северо-западной части Узкого на правом берегу Чертановки.

В 1950-х гг. перед главным фасадом господского дома посадили лиственницы и ели — дань моде советской эпохи, когда эти древесные породы являлись непременным атрибутом официального учреждения. Сильно разросшиеся за последние десятилетия, они перекрыли существовавшие ранее многочисленные видовые точки на здание. Да и сама усадьба приобрела вид, ранее ей не свойственный. Открытый партер перед господским домом частично зарос, поэтому фантастикой кажутся воспоминания Н.А.Власовой 1928 г. и В.А.Кулика-Павского 1941 г., как отдыхающие санатория «Узкое» на санях катались от господского дома ко Второму пруду . Уже в 1985 г. в Узком оставалось только 22 процента от насаждений дореволюционной эпохи, а насаждений 1940-1950-х гг. было 43 процента, т.е. почти половина . Сейчас и тех и других, естественно, еще меньше… За последние десятилетия полностью утрачена разбивка парка на маршруты с указаниями километража, скамейками и беседками для отдыхающих, находившаяся в его запрудной части, примерно до середины Михалковой рощи. Часть парка, находящаяся рядом с церковью, в 1990 г. была передана приходу. Тогда же в газете «Вечерняя Москва» была опубликована заметка о том, что в парке Узкого идет строительство резервной теплотрассы, уничтожающей исторические посадки . 12 мая 1992 г. распоряжением премьера Правительства Москвы № 1153-РП «О создании природного парка «Битцевский лес» парк и все остальные угодья Узкого были включены в его состав.

В настоящее время планировка части парка вокруг усадебных построек заросла самосевом и читается фрагментарно, регулярные посадки деревьев распадаются, т.к. уход за насаждениями не производится. Необходимо восстановление сохранившихся элементов планировки и насаждений. Даже в запущенном виде парк придает особое очарование Узкому. Лучше всего усадьба смотрится осенью, когда облетевшая листва дает возможность разглядеть все сооружения, а хрустящие под ногами разноцветные листья скрывают огрехи, в которых повинны люди и время.

Источник: Коробко М.Ю. Усадьба Узкое и Владимир Соловьев. М., 2011.

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 18 июл 2012, 18:40 
Не в сети
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 1214
Откуда: Москва
http://video.yandex.ru/users/kalinovca/view/254


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 20 сен 2012, 10:21 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Автор: Ольга Еремина

Чорос-Гуркин и Ефремов


_____

Сушкин с гордостью провёл Ефремова по обновлённым экспозициям музея. С особенным чувством учитель вошёл с Иваном в зал, где были выставлены птицы, добытые в алтайских экспедициях. На стене было нарисовано живописное панно «Монгольский Алтай», чтобы посетитель сразу видел, где, в каком ландшафте обитают подобные птицы. На стремянке стоял с кистью невысокий, суховатый бритый человек, быстрыми и точными движениями он что-то поправлял в рисунке. Выставки обновлялись в спешке, чтобы всё было готово к приезду гостей. Панно было готово в целом, но художник видел недоделки и задержался в Музее, чтобы довести работу до конца.
Увидев Сушкина, он спустился вниз.
– Это наш новый сотрудник, Иван Антонович Ефремов, – представил спутника академик. – А это Григорий Иванович Гуркин , замечательный алтайский художник. Только он умеет так виртуозно писать великие сибирские горы.
Почти двадцать лет спустя, в первом номере журнала «Техника – молодёжи» за 1944 год, будет опубликован рассказ Ефремова «Дены-дерь» – «Озеро горных духов».
«…Всмотревшись в его желтоватое монгольское лицо, я заметил сильную проседь в торчащих ёжиком волосах и жёстких усах. Резкие морщины залегли в запавших щеках, под выступающими скулами и на выпуклом высоком лбу», – так опишет в этом рассказе Ефремов художника Чоросова, прототипом которого в рассказе стал Григорий Иванович, прибавивший к своей фамилии родовое имя – Чорос-Гуркин.
Гуркин протянул руку молодому высокому парня в азиатской тюбетейке со сдержанной вежливостью, но восхищение юноши красотой панно было таким искренним, что художник стал приветливее.
Опытный художник и начинающий учёный ещё не раз встречались в музее, беседовали неспешно. Григорию Ивановичу было тогда пятьдесят пять лет. Потомок теленгитского хана, несущий в себе представления и верования алтайских племён, он был глубоко вживлён в русскую культуру. Иван Иванович Шишкин пригласил молодого алтайца, не принятого в Академию Художеств, работать в своей личной мастерской. Восемь месяцев работал Гуркин бок о бок с прославленным пейзажистом. В марте 1899 года Шишкин умер на руках у своего ученика. После этого Григорий Иванович был зачислен в пейзажный класс Академии Художеств.
Петербуржцы воспринимали Гуркина как сибирского художника. Григорий Иванович участвовал в выставках Императорского общества поощрения художеств. Секретарём же этого общества с 1901 года был Николай Константинович Рерих.
Романы Ефремова наполнены упоминаниями о художниках и скульпторах, о любимых картинах и статуях. Может быть, именно строгий алтаец инициировал в страстном юноше любовь к искусству?
Немногословные рассказы Гуркина об особо замечательных местах Алтая врезались в память Ивана, поражённого острой наблюдательностью собеседника. Возможно, именно тогда запала в память Ефремова история о встрече с озером горных духов, которая годы спустя превратилась в дивными красками переливающийся рассказ.
Картина «Озеро горных духов», написанная в 1910 году, была так популярна, что Гуркин сделал несколько автокопий. Одну из них художник привёз с Алтая, где он жил, в Ленинград. Иван запомнил все малейшие оттенки красок, все чёрточки и детали. Это и помогло ему по памяти создать великолепное словесное описание картины.
В 60-х годах в академическом санатории «Узкое», где отдыхал Ефремов, он обнаружил на стене перед душевыми комнатами – «Озеро горных духов»! Не веря своим глазам, он подошёл поближе. Вот подпись: «Гуркин». Он, уже создавший свой знаменитый рассказ, обнаружил автокопию картины, сделанную в 1915 году для народовольца и учёного Н.А. Морозова! Словно привет из далёкого двадцать пятого года донёсся до Ефремова.
Чорос-Гуркин будет незримо присутствовать в жизни Ефремова. Через год художнику предстоит стать проводником экспедиции инженера-геолога Н.Н. Падурова, которого правительство отправит на Алтай – проследить за маршрутом Трансгималайской экспедицией Н.Н. Рериха.
«Всё вокруг первобытно, грандиозно и величаво: могучим кольцом раскинулись и ушли в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна за другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури.
Какой везде простор и какая мощь!
Это ты, заколдованный, угрюмый, царственный Алтай!..
Это ты окутался туманами, которые, как мысли, бегут с твоего чела в неведомые страны…
Это ты, богатырь, дремлешь веками, сдвинув свои морщинистые брови, и думаешь заветные добрые думы…
И вот, вреди этого могучего заколдованного царства, среди величественной природы, среди громад голубых гор, среди дремучих тёмных лесов, по нежным, благоухающим цветами долинам, по золотому дну Алтая, течёт изумрудная река-красавица Катунь. Глубоко врезалась она в самое сердце Алтая и между ущелий извилась голубою лентой. Бурная, неугомонная, крепко прижалась она к груди великана и стремительно, с шумом, течёт впереди…
И нет, кажется, никакой силы, могущей остановить её течение, нет преград её стремлению и могучему бегу…»
Так воспевал Алтай Чорос-Гуркин в своём стихотворении в прозе.
А вот слова из путевого дневника Н.К. Рериха:
«Приветлива Катунь. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зеленые травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты?»
В 1937 году пожилого алтайского художника обвинят в национализме и арестуют, он погибнет при невыясненных обстоятельствах. Двадцать лет его имя официально будет под запретом. Но рассказ Ефремова «Озеро горных духов» разобьёт цепь забвения.

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 15 окт 2012, 10:46 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Четверть века назад (памяти Вл.Соловьёва). Журнал "Путь" № 2


Прошло ровно двадцать пять лет с того дня, как в Москве хоронили Вла­димира Сергеевича Соловьева. Выросло уже после этого новое поколение и вместе с поколением предшествующим столько передумало и перечувствовало за минувшую четверть века, сколько не приходи­лось дальним предкам думать и чувство­вать за целое столетие. Историческая Немизида творит переоценку всех цен­ностей и беспощадно кассирует самые уверенные приговоры современников. Имя Владимира Соловьева за минувшее двадцатипятилетие не только не померкло на историческом горизонте, но, наоборот, вырисовалось на нем более ярко и более четко, становясь, несомненно, светоносным средоточием целого литературно-философского созвездия.

Похороны знаменитого русского фило­софа пришлись в самую глухую безлюдную пору московского лета. Утром 3 августа прах Владимира Сергеевича перевезли в университетскую церковь — ту самую, где, как он рассказывает в стихотворении «Три свидания», ему в раннем еще детстве явилось первое видение. Медленно и бесшумно двигался серебряный нарядный катафалк из имения Князя Петра И. Трубецкого «Уз­кое» по проселочной дороге в Москву. Девять верст прошли немногие сопро­вождавшие друзья то сжатыми золотистыми полями, то лиственным лесом, уже теряющим багряный свой убор. Задолго до начала обедни раскрытый гроб по­ставили на возвышение, украсили обиль­но живыми цветами. Всю долгую зау­покойную службу я почти не мог ото­рвать глаз от бездыханного Соловьева. Трудно представить себе мертвеца, производящего более величественное, мистически-примиряющее со смертью впечат­ление. Точно из бледно-палевого мра­мора, напоминающего своим цветом еще не увядшие лепестки нежной чайной розы, был выточен сверхчеловеческим резцом этот чудный тонкий профиль. Недвижно легли вокруг прекрасного лба когда-то непокорные пряди серебристых волос. Длинные пушистые ресницы полузакрытых глаз как будто скрывали предсмертную тайну навсегда погасшего взора. Послушно скрестились усталые женственные руки. На спокойно сомкнутых устах застыла чуть приметная примирительная улыбка.

Молодой безвестный священник, на­путствовавший умиравшего «болярина Владимира» исповедью и причастием в селе Узком, прочел в конце отпевания с особым задушевным волнением ра­зрешительную молитву. Одна из сестер бережно отерла прекрасное лицо усопшего брата какой-то ароматной влагой. Началось последнее прощание. Обширный храм огласился горьким плачем, не только женским. Когда я поцеловал чело Соловьева, я не почувствовал леденящего прикосновения смерти. Я ощутил, наоборот, благодатную близость того непобедимого и неумирающего начала, что «над бездушной смертью вечно торжествует». Завидным спокойствием не­договоренной, но для себя разгаданной тайны, мудрого завершительного синтеза, были запечатлены эти, пока невредимые, благородные останки. Сказал несколько сердечных напутственных слов старший из служившего соборно духовенства, симпатичнейший наш профессор богословия Н. А. Елеонский. Ближайшие друзья — братья Евгений, Петр и Сергей Трубецкие, В. Д. Кузьмин-Караваев,

105



кн. А. Д. Оболенский, П. Н. Исаков и другие подняли странно-легкий гроб и понесли его к выходу.

День был ярко-солнечный и душный. Когда немноголюдная процессия шла мимо Храма Спасителя при полном солнечном сиянии стал падать большими хрустальными каплями живительный дождь. Над Замосквоечьем вскоре показалась замечательно-красивая ра­дуга — то небесное явление, которое так любил и так увлекательно симво­лически толковал в своей поэзии покой­ный Владимир Сергеевич. У ворот Новодевичьего монастыря печальный кортеж был встречен хором монахинь. Чудесная мелодия заупокойных напевов, исполненных одними высокими голосами, нежной трелью замерла среди влажного освеженного воздуха. Могила знаменитому философу была приготовлена недалеко от входа, рядом с местом вечного упокоения его отца — знаменитого историка. Начались речи. Прекрас­ное, в душу проникающее, слово сказал профессор В. Н. Герье. «Радость и надежду ты всюду вносил с собой, до­рогой Владимир Сергеевич. Радость и надежду испытывал тот, кто видел тебя ребенком в родительском доме, кто встречал твой вдумчивый взор на студенческой скамье. Радость и на­дежда овладели всеми нами, когда в Московском Университете ты водрузил знамя истинной философии, долго забытой. Светлые видения, которыми ты жил и утешался, были не напрасны!» По суровому, точно вольтеровскому лицу заслуженного историка текли слезы и в сухом бесстрастном голосе его звучали особо-теплые ноты...



***

В один из тихих летних вечеров 1867 года три мальчика-подростка, имевших благовоспитанно-барский вид, гуляли по кладбищу в подмосковном дачно-аристократическом селении Покровском-Глебове-Стрешневе и мирно беседовали. Вдруг старший из них — обладатель прекрасных синих глаз и густых каштановых кудрей, с мгновенно загоравшимся взглядом поры­висто прыгнул на могилу неведомого покойника, повалил на ней крест и стал на этом кресте плясать какой-то дикий танец... С недоумением и ужасом гляделина такое жестокое чуда­чество два младших мальчика. Этот юный изувер, предвосхитивший ровно за полвека кощунственные выходки современных комсомольцев, был Владимир Соловьев — будущий ревно­стный защитник церковного христианства и дальновидный критик всякой безбожной революционности, а два его спутника — братья Лев и Владимир Михайловичи Лопатины — впоследствии первый — профессор Московского Уни­верситета по кафедре философии (умерший 8-21 марта 1920 года), а второй — артист Московского Художественного театра.

По засвидетельствованию, как этих, так и других своих друзей Владимир Соловьев в ранней молодости пережил кратковременный, но очень бурный период богоборческих сомнений и нечестивого задора. Однажды 15-летний скептик, живя под религиозно-консервативной сеньюродительского дома, «предался иконоборству» и в ознаменование этого сорвал со стены своей комнаты и выбросил в сад образа, бывшие свиде­телями стольких его пламенных молитв**). Безболезненно, быстро и почти незаметно для окружающих перешел Соловьев от кощунственного вольно­думства к отстаиванию христианской тео­кратии, от бестрепетных дерзаний к ортодоксальной покорности.

Однако в бездонно-глубокой натуре его остались неизбывные притаившиеся духовные потенции для самих смелых богоборческих сомнений. В последние годы он с особым скорбным убеждением повторял, что любить Бога деятель­но и плодотворно может только тот, кто умеет Ему открыто и отважно про­тивиться. «Многие проповедуют теперь союз верующих против угрожающего безбожья, а я предпочел бы вступить в союз с неверием против бездеятельных и поверхностных христиан», добавляет Соловьев, нередко при этом и напоминал, что из непримиримых как будто Савлов-гонителей выходили

____________________

*) Л. М. Лопатин. Вл. Соловьев и кн. Е. Н. Трубецкой. Вопросы философии и психологии, кн. 119, стр.356.

**) В. Л. Величко. В. Соловьев. Жизнь и творения. С. П. Б. 1903, стр. 50 и пись­ма Вл. Соловьева, под редакцией Э. Л. Радлоса, том III (С. П. Б. 1911) стр.74-75

106



не раз Павлы — восторженные сторонники, что поэтому из всехсоюзов следует лишь решительно избегать союза с бесами, которые веруют и трепещут... Всегда искренно возмущался наш философ той непрошенной и своекорыстной защитой, которую встречает иная истин­ная вера от властвующего казенного лицемерия и не уставал восставать устно и печатно против гонений на еретиков, преследования иноверцев и утеснения инородцев... На закате своих недолгих дней, под впечатлением оте­чественной религиозной нетерпимости, Владимир Соловьев написал свое изуми­тельное пророческое письмо к импера­тору Николаю II, доныне почти неизве­стное в русской эмиграции.*) «Христос сказал: Я есмь дверь. Позволительно ли христианам силою толкать в эту дверь одних и силою не выпускать из нее других? Сказано: приходящего ко мне не отгоню, но о притаскиваемых насильно ничего не сказано. Зачем же тут еще принуждение, к чему эта внешняя искусственная ограда, это тройное кольцо из уголовных законов, административных притеснительных мер и цензурных запрещений? Но как ни тяжелы и обидны эти оковы для стороны терпящей, — для различных раскольников, сектантов и иноверцев, — без сравнения тяжелее и обиднее такое положение для самой господствующей цер­кви: для нее оно пагубно. Крепостное право, порабощая крестьян, развращало помещиков. Закрепощение людей к православно лишает русскую церковь нравственной силы, подрывает ее внутреннюю жизненность. Может ли Цер­ковь Божия жить на земле без духовной борьбы за истину, а возможна ли такая духовная борьба для Церкви, крепко огражденной оружием вещественным? С каким успехом можно заблуждаю­щихся убеждать в той истине, во имя которой они уже посажены в тюрьму или сосланы в ссылку? Оружие церкви есть слово, но можно ли достойно обли­чать тех,кому уже зажали рот силой? Можно ли честно бороться с противни­ками, у которых крепко связаны руки? Народ уже выходит из духовного малолетства и недостойная защита истины производит в его глазах гораздо больший соблазн, нежели свободная пропо­ведь заблуждения. Далеко не худшие среди православного народа могут рассуждать (и уже рассуждают) так: из двух религиозных обществ которое более соответствует духу Христову и евангельским заповедям: гонящее или гонимое? Ибо, хотя не всегонимые страдают за правду, но все гонители заставляют страдать высшую правду в самих себе. Нельзя же православному христианину отрицать того факта, что Христос в евангелии неоднократно говорил своим ученикам: вас будут гнать за имя Мое, но ни разу не сказал: вы будете гнать других во имя Меня». Так писал он там своему адресату. Преследование еретиков неминуемо порождает ожесточенных безбожников, будущих разрушителей и осквернителей, как об этом, в глазах Соловьева, наглядно свидетельствует пример французской революции. «Система замороженных нечистот» — порядок цензурных за­претов и полицейских пресечений ранее или позже безусловно рушится и погребает под своими обломками ослепленных охранителей. «Новые времена ста­раются, хотя и не всегда успешно, отнять у божества полицейскую функцию, а у полиции божественную санкцию». «Задача— трудная» писал он в классической статье своей «Жизненная драма Платона». Этой великой задаче, не покладая рук, не склоняя оружия, служил Владимир Сергеевич до последнего часа жизни. Будущая русская революция всегда пред­ставлялась ему в жутких очертаниях стихийного беспощадного урагана, ван­дальской, кроваво-мстительной потехи. Однако, будучи непоколебимо предубежден против революции «безбожной, безыдейной и бессловесной», он порою сам совершенно серьезно мечтал о коренном государственном перевороте, двигаемом религиозною верой. Под впечатлением страшного голода, постигшего Россию в 1891 году, Соловьев носился с фантастическим планом целостного революционного обновления России, производимого дружными усилиями особого триумвирата в составе популярного священника, популярного полководца и популярного мыслителя. На всякого мудреца довольно простоты, и у всякого гения проявляется вечно-детское начало в особых не­повторимых формах. Эта утопическая

__________________

*) Оно напечатано в журнале «Начала» 1921 г.

107



греза вскоре перестала совершенно вла­деть Соловьевым, но негодующий про­тест против власти, не умеющей огра­дить народ от хронического недоедания, как духовного так и плотского, не замолкал до конца в его душе.

Эта загадочная двойственность в неподражаемом духовном облике Соловьева, сказавшаяся так ярко в его политическом жизнепонимании, все­гда чувствовалась и в его религиозно-философском творчестве. Из странных загадочных противоречий была соткана многогранная, тонко мозаичная личность русского гениального мыслителя. Как жемчуг есть болезнь раковины, как редчайшие черные перлы составляют по иным догадкам пленительную извра­щенность причудливой природы — так бывает, вероятно, и в сокровищнице драгоценностей философских. Необычай­но разносторонний и капризный ум Вла­димира Соловьева в своих нетерпеливых переходах давал порою целый радужный спектр настроений. Игра цветов вещественной жемчужины зависит от интерференции света на волнистой поверхности перламутровых слоев. Так и титанический ум Вла­димира Соловьева сверкал разноцвет­ными лучами в зависимости отчасти от того, какой внешний свет попадал на его своеобразную призму. Он отражал и ровный свет горы Фавор, свет невечерний и немерцающий, и кровавое зарево красного смеха и мутно-зеленоватое сияние житейских болотных огоньков... Решающим властным началом в этих, иногда очень быстрых пере­ходах было, конечно, внутреннее само­законное сознание нашего философа. Соловьев понимал, как может быть никто другой в наше время, кристально-чистую радость религиозной интуиции и молитвенного благоговения — однако и в очень зрелом возрасте озадачивал простодушных людей своими двусмыслен­ными недомолвками. Иногда можно было заподозрить в нем какого-то двуликого Януса богословской диалектики, доброго, но ласково-коварного Мефистофеля. Соловьев называл православное богослужение «чудесным и ангелами переданным», но сам в храмы ходил очень редко и однажды сам при мне прямо сказал, что весь церковный обиход не для него писан и что молиться, как подобает нынешнему христианину, на языках славянском, греческом и еврейском, он может только в полном одиночестве.

Все эти противоречия и все эти при­чуды, крайне интересные для всех изучающих таинственный духовный облик великого русского философа, не подрывают нисколько бессмертную обществен­но-воспитательную ценность его превосходнейших сочинений. В серьезную минуту он говорил всегда о серьезном серьезно и обладал истинным энтузиазмом выстраданного убеждения. Всегда последовательно учил Владимир Соловьев, что нынешний мир безобразного суемудрия и духовного рабства, мир крови и грязи, может и должен быть преображен и одухотворен дружными усилиями свободной человечности. «Социализм завидует богатым — христиан­ство их жалеет». Эти вещие слова его точно огненными буквами остаются на духовном небосклоне современной России, давшей с самоубийственным упорством кошмарную пародию на социализм и растратившей так головокружительно быстро свое богатство и духовное и материальное.

В миpe не жилец, а в даль стремящийся прохожий — бездомный бедняк-бессребреник Владимир Соловьев завещал родине и человечеству неис­числимое и нетленное богатство идейное. И вот почти все русские религиозные мыслители оказались хотя бы частичными его наследниками, отразив за четверть века в своих работах волей или не­волей, прямо или косвенно, его могучее царственное влияние. Оценить же весь пророческий и учительский подвиг Со­ловьева будет по силам только осво­божденной и очеловеченной России будущего.

Валентин Сперанский.

108

Источник:

Сперанский В. Четверть века назад (памяти Вл.Соловьёва)//Путь. 1926. № 2. С. 105-108.

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 16 окт 2012, 01:21 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Весьма своеобразно расценил раннюю смерть В. С. Соловьева автор статьи в "Новом пути" (1903, Февраль), подписавшийся "прот. А. У-ский": "Я думаю, Владимиру Соловьеву Бог потому и послал смерть, чтобы лишить его возможности дать России метафизику, ибо метафизика его была бы слишком погрешительна в истине и произвела бы большую путаницу в русском религиозном сознании. Но Бог не восхотел допустить такой путаницы" (С.146).

Устьинский Александр Петрович (1855–1922), протоиерей в Старой Руссе, затем в Новгороде

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Усадьба Узкое
СообщениеДобавлено: 16 окт 2012, 11:33 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 8697
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Инфернальные причины смерти Вл.Соловьёва

"Соловьёв был вырван из Энрофа в расцвете лет и сил тою демонической волей, которая правильно видела в нём непримиримого и опасного врага." Но ведь причиной смерти философа была болезнь (артериосклероз, истощение организма). Получается, что демонические силы вызвали болезнь, или усугубили её? То есть, такая возможность влияния на физическое тело у них имеется?

Ответ

Какой-либо очевидной давней болезни у Вл.Соловьёва не было, но она проявилась неожиданно. У самого Соловьёва были предчувствия заранее, ещё прежде резкого ухудшения состояния здоровья:

"...начиная со второго издания книги "Три разговора", печатается следующее примечание M. C. Соловьева: "Предисловие это было помещено в первоначальном виде в газете "Россия" под названисм "О поддельном добре". Выпуская "Три разговора" отдельною киигою, B.C.Соловьев сделал в нем значительные поправки; но роковым образом одна из этих поправок оказалась ненужной, а именно, по совету друзей, вычеркнуты были слова, имевшие, казалось, чересчур личный характер: "...ощутителен и не так уже далекий образ бледной смерти, тихо советующий не откладывать" и проч. Слова эти, слишком скоро оправдавшиеся, должны остаться в исправленном тексте. M. C. Соловьев"."

Другой эпизод:

Интересен случай, имевший место 13-го мая 1900 г., в год смерти Соловьева. В тот день было обычное обеденное собрание у Стасюлевичей. Явился Алексей Жемчужников, оказавшийся тринадцатым. Старик заупрямился, говоря, что он хочет еще жить. Чтобы успокоить его, приставили лишний прибор и положили за ним книжечку "Вестника Европы", которая должна была заменять отсутствующего четырнадцатого гостя. Соловьев сказал, что Жемчужникову нечего бояться за себя, так как, по поверью, умереть должен младший, а таковым оказывается сам Соловьев. Все, конечно, смеялись, а 31-го июля 1900 г. Соловьев, как известно, скончался." (Лукьянов С.М. Запись беседы с А. Ф. Кони)


Возможности трансфизического влияния на физическое состояние человека есть – через воздействие на эфирное тело, без которого физическая жизнь невозможна (РМ 2.3.71). Соловьёв, понятное дело, не мог не быть защищён от подобных воздействий, но всякая подобная защищённость не абсолютна. Д.Андреев, кажется, намекает, что сам планетарный демон (РМ 10.4.19; РМ 10.4.38) оборвал жизнь вестника.


Тут надо сказать, что в ранние годы Соловьёв не верил реальность в демонических существ. В письме к Екатерине Селевиной от 2 августа 1873 г. он пишет:

"Я не признаю существующего зла вечным, я не верю в черта"

Долгое время философ понимал зло мира как органическое бессознательное несовершенство, а не порождение могущественной и деятельной злой сознательной воли богоотступнических сил.

Но ближе к концу жизни, когда вторжение этих сил в его жизнь стало явью, взгляды его не могли не перемениться:


"Простившись со Стасюлевичем, А. Ф. Кони и Соловьев отправились вместе домой. Первый жил тогда на Невском, а второй – где-то на Песках. А. Ф. Кони предложил Соловьеву подвезти его. Дорогой Соловьев много смеялся, вспоминая про "десерт", так что извозчик даже оборачивался на седоков. У квартиры А. Ф. Кони Соловьев выразил желание навестить его и спросил, есть ли у него вино. Конечно, А. Ф. Кони пригласил его к себе. Соловьев сел за письменным столом, а А. Ф. Кони вышел в соседнюю комнату и послал служанку за бутылкой Chambertin. Эти маленькие хлопоты продолжались минуты три. Когда А. Ф. Кони вернулся в кабинет, он застал Соловьева сидящим в застывшей позе с устремленным в угол комнаты взглядом. А. Ф. Кони спросил, что такое с ним. Тем временем служанка принесла откупоренную бутылку и два стакана. Соловьев отозвался не сразу, а потом, в свою очередь, спросил А. Ф. Кони, видел ли тот дьявола. А. Ф. Кони стал толковать, что дьявол есть воплощение зла, что это-де – нечто отвлеченное и т. д. Соловьев начал его оспоривать, указывая на то, что он видел дьявола во плоти -- как его обыкновенно изображают. Он вот и теперь его видел и даже разговаривал с ним. О чем велся разговор между ними, Соловьев не захотел передавать.

Потом он несколько успокоился и сообщил А. Ф. Кони, что видел дьявола однажды во время плавания по Финскому заливу. Плавание было приятное. Соловьев прекрасно спал в каюте. Утром, проснувшись, он увидал дьявола сидящим на подушке: "мохнатого, серого с желтыми, колючими глазами". А. Ф. Кони хорошо запомнил выражение "колючие глаза". Соловьев спросил дьявола, известно ли ему, что Христос – воскрес. Дьявол отвечал, что это ему известно, но что он тем не менее оседлает Соловьева. При этом он вскочил Соловьеву на плечи и стал пригибать его к земле. Соловьев принялся произносить заклинания, и дьявол понемногу ослабел и освободил Соловьева. После этого Соловьев выбрался из каюты на палубу, и тут ему сделалось дурно." (Лукьянов С.М. Запись беседы с А. Ф. Кони)


Эпизод в Финском заливе в шуточной форме (очевидно, единственно возможной для Соловьёва, хотя не исключено, что поначалу он не воспринимал инфернальное явление вполне серьёзно) отражён в стихотворении "Вечная женственность":


DAS EWIG-WEIBLICHE
Слово увещательное к морским чертям

Черти морские меня полюбили,
Рыщут за мною они по следам:
В Финском поморье недавно ловили,
В Архипелаг я – они уже там!

Ясно, что черти хотят моей смерти,
Как и по чину прилично чертям.
Бог с вами, черти! Однако, поверьте,
Вам я себя на съеденье не дам.

Лучше вы сами послушайтесь слова,–
Доброе слово для вас я припас:
Божьей скотинкою сделаться снова,
Милые черти, зависит от вас.

Помните ль вы, как у этого моря,
Там, где стоял Амафунт и Пафос,
Первое в жизни нежданное горе
Некогда вам испытать довелось?

Помните ль розы над пеною белой,
Пурпурный отблеск в лазурных волнах?
Помните ль образ прекрасного тела,
Ваше смятенье, и трепет, и страх?

Та красота своей первою силой,
Черти, не долго была вам страшна;
Дикую злобу на миг укротила,
Но покорить не умела она.

В ту красоту, о коварные черти,
Путь себе тайный вы скоро нашли,
Адское семя растленья и смерти
В образ прекрасный вы сеять могли.

Знайте же: вечная женственность ныне
В теле нетленном на землю идет.
В свете немеркнущем новой богини
Небо слилося с пучиною вод.

Всё, чем красна Афродита мирская,
Радость домов, и лесов, и морей,–
Всё совместит красота неземная
Чище, сильней, и живей, и полней.

К ней не ищите напрасно подхода!
Умные черти, зачем же шуметь?
То, чего ждет и томится природа,
Вам не замедлить и не одолеть.

Гордые черти, вы всё же мужчины,–
С женщиной спорить не честь для мужей.
Ну, хоть бы только для этой причины,
Милые черти, сдавайтесь скорей!

8-11 апреля 1898



Неудивительно, что в "Краткой повести об антихристе", где поверхностный слой критики направлен на амистичное квазихристианство по Л.Н.Толстому, более глубокое содержание касается элементов тёмной мистики, которые Соловьёв полагал реальными:

"...он отворил двери между земным и загробным миром, и действительно общение живых и умерших, а также людей и демонов сделалось обычным явлением, и развились новые, неслыханные виды мистического блуда и демонолатрии."


Племенник Вл.Соловьёва С.М.Соловьёв приводит сведения о том, как сам философ своё будущее непосредственно перед резким ухудшением состояния здоровья летом 1900 года.

==========
Июнь Соловьев проводил между Пустынькой и Петербургом. Величко передает весьма значительные разговоры, которые он вел в эти дни со своим умирающим другом. По поводу "Повести об антихристе" Соловьев говорил:

– А как вы думаете, что будет мне за это?

– От кого?

– Да от заинтересованного лица! От самого!

– Ну, это еще не так скоро.

– Скорее, чем вы думаете.
==========

И в ближайшие же недели произошло вот что:


"Вл. С. Соловьев приехал в Москву вечером 14 июля и провел ночь в "Славянском базаре". Выехал он совершенно здоровый из С. Пустыньки, со станции Саблино, но уже по приезде в Москву почувствовал себя нездоровым." (Трубецкой C.Н. Смерть B.С. Соловьева 31 июля 1900 г.)



Наконец, известно вероятное прямое документальное подтверждение инфернальной подоплёке смерти Вл.С.Соловьёва:

"Так, редактор журнала "Весы" С.К.Маковский в своей книге "На Парнасе Серебряного века" (Мюнхен. 1962) сообщает со слов писателя Эллиса (Л. Л. Кобылинского) о том, что М. С. Соловьев, вскрывший после смерти брата пакеты, посланные ему на хранение, обнаружил в них записи о том, как умиравший философ искушался дьяволом. В этих записях описывалась внешность черта, подробно пересказывалось содержание бесед с ним. На семейном совете было решено их сжечь и тем самым навсегда сохранить тайну от потомков. Однако, тогда не совсем ясно, зачем Михаилу Сергеевичу потребовалось делиться с Эллисом их содержанием. Маковский, исходя из этого факта, делает вывод о раздвоении личности Соловьева, признавая эти беседы с чертом вполне вероятными." (Козырев А.П. Парадоксы незавершённого трактата)

"Раздвоение личности" – это, разумеется, интерпретация обыденного сознания, стремящегося сохранить свою систему координат, и не могущего признать чего-то выходящего за её рамки. Если же попытаться отнестись к мистическому опыту Соловьёва всерьёз, то и к этому тоже следовало бы отнестись всерьёз.

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 303 ]  На страницу Пред.  1 ... 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 ... 21  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Сайт, на котором вы сейчас находитесь, основан группой единомышленников 28 ноября 2010 года. Основная цель портала - общение жителей Московского Юго-Западного округа, обмен различной информацией, фотографиями и новостями. ЮЗАО г. Москвы является одним из самых красивых, зеленых и экологически чистых округов нашей столицы. Живописные районы Москвы, такие, как Ясенево, Коньково, Теплый Стан, Черемушки вошли в состав нашего округа. Наш округ находится на Теплостанской возвышенности, получившей свое название по деревне Теплый Стан, на месте которой в начале 1970-х гг. был сооружен новый жилой массив. На нечетной стороне Профсоюзной улицы недалеко от станции метро «Теплый Стан» расположена самая высокая точка как Юго-Запада Москвы, так и самой столицы. Ее высота 254,6 м над уровнем моря. Неофициальный портал и форум ЮЗАО 2010-∞ ©. За достоверность размещенной на сайте информации владелец домена ответственности не несет. По всем вопросам, замечаниям и предложениям просьба обращаться по адресу uzaok@mail.ru

Powered by phpbb3®